Вьюшка смерть

Сергею Есенину.

ах вы се́ни мои се́ни
я ли гу́сями вяжу́
при́ходил ко мне Есе́нин
и четы́ре мужика
и с чего́ бы это ра́доваться
ло́жкой стучать
пошивеливая пальцами
гру́сть да печа́ль
как ходи́ли мы ходи́ли
от поро́га в Кишинё́в
проплева́ли три неде́ли
потеря́ли кошелёк
ты Серё́жа рукомо́йник
сарынь и дуда́
разо́хотился по мо́йму
совсе́м не туда́
для тебя́ ли из корежё́ны
ору́жье штык
не тако́й ты Серё́жа
не тако́й уж ты́
по́й-ма́й
щё́ки ду́ли
скарлоти́ну перламу́тр
из за во́рота поду́ли
Váter Únser — Líeber Gótt
я пляса́ла сокола́ми
возле де́рева круго́м
ноги то́пали пляса́ли
возле де́рева круго́м
размога́й меня заты́ка
на кало́ше и ведре́
походи́-ка на заты́лке
мимо за́пертых двере́й
гу́ли пе́ли ха́лваду́
чири́кали до́ ночи́
на́ засеке до́лго ду́мал
кто́ поёт и бро́ви чи́нит
не по́полу пе́рвая
залуди́ла пе́рьями
сперва́ чем то ду́дочны́м
вро́де как уха́бица́
полива́ла сы́пала
не ве́рила ле́бе́дя́ми́
зашу́хала кры́льями
зуба́ми зато́пала
с тако́го по ма́тери
с э́такого ку́барем
в обнимку целу́ется́
в о́чи ва́лит бли́ньями
а лета́ми плю́й его́
до бе́лой доски́ и ся́дь
добреду́ до Клю́ева́
обратно заки́нуся́
просты́нкой за ро́дину
за ма́тушку ле́вую
у де́рева то́ненька́
за Ду́нькину пу́говку́
пожури́ла де́вица́
неве́ста сику́рая́
а Серё́жа де́ревце́м
на груди́ не кла́няется
на груди́ не кла́няется
не бу́кой не ве́черо́м
посыпа́ет о́коло́
сперва́ чем то ду́дочны́м

books on zlibrary