Крестьянин,— помни о 17-м апреля!

Об этом весть
           до старости древней
храните, села,
            храните, деревни.
Далёко,
    на Лене,
        забитый в рудник,
рабочий —
        над жилами золота ник.
На всех бы хватило —
           червонцев немало.
Но всё
    фабриканта рука отнимала.
И вот,
    для борьбы с их уловкою ловкой
рабочий
    на вора пошел забастовкой.
Но стачку
       царь
        не спускает даром,
над снегом
        встал
        за жандармом жандарм.
И кровь
    по снегам потекла,
                  по белым, —
жандармы
       рабочих
           смирили расстрелом.
Легли
    и не встали рабочие тыщи.
Легли,
    и могилы легших не сыщешь.
Пальбу разнесло,
        по тундрам разухало.
Но искра восстанья
        в сердцах
           не потухла.
От искорки той,
               от мерцанья старого
заря сегодня —
               Октябрьское зарево.
Крестьяне забыли помещичьи плены.
Кто первый восстал?
              Рабочие Лены!
Мы сами хозяева земли деревенской.
Кто первый восстал?
             Рабочий ленский!
Царя прогнали.
              Порфиру в клочья.
Кто первый?
          Ленские встали рабочие!
Рабочий за нас,
        а мы —
           за рабочего.
Лишь этот союз —
           республик почва.
Деревня!
    В такие великие дни
теснее ряды с городами сомкни!
Мы шли
    и идем
        с богатеями в бой —
одною дорогой,
        одною судьбой.
Бей и разруху,
        как бил по барам, —
двойным,
    воедино слитым ударом!

books on zlibrary