Стихи советских поэтов

Герой не тот, кто поднял сгоряча ...

Герой не тот, кто поднял сгоряча
Громадный груз или построил дом.
В героях нынче тот, кто, не крича,
Использовал доверье силача,
Усевшись прочно на него верхом.

1992 г.

Вчера, о смерти размышляя...

Вчера, о смерти размышляя,
Ожесточилась вдруг душа моя.
Печальный день! Природа вековая
Из тьмы лесов смотрела на меня.
И нестерпимая тоска разъединенья
Пронзила сердце мне, и в этот миг
Все, все услышал я — и трав вечерних пенье,
И речь воды, и камня мертвый крик.
И я, живой, скитался над полями,
Входил без страха в лес,
И мысли мертвецов прозрачными столбами
Вокруг меня вставали до небес.
И голос Пушкина был над листвою слышен,
И птицы Хлебникова пели у воды.

Шутка, похожая на правду

Скушно Пушкину.
       Чугунному ропщется.
Бульвар
   хорош
      пижонам холостым.
Пушкину
       требуется
          культурное общество,
а ему
    подсунули
         Страстной монастырь.
От Пушкина
        до «Известий»
               шагов двести.
Как раз
   ему б
        компания была,
но Пушкину
       почти
       не видать «Известий» —
мешают
   писателю
       чертовы купола.
Страстной
    попирает
            акры торцов.

Творчество, лирика, стихи советского поэта Ивана Вараввы.

Молодою, вишневою зорькой...
Иван Варавва
Молодою, вишневою зорькой
Чуть затеплится в окнах рассвет,
Разбуди меня, кровь моя горькая,
Мальчуганом пятнадцати лет.
Разгулялась по свету метелица...
Иван Варавва
Разгулялась по свету метелица,
Не уймётся, не стихнет никак,
А мне помнится, а мне верится -

Русский писатель, поэт Варлам Шаламов: лучшие стихи для школьников.

Зови, зови глухую тьму...
Варлам Шаламов
Зови, зови глухую тьму -
И тьма придёт.
Завидуй брату своему,
И брат умрёт.
Луна качает море...
Варлам Шаламов
Луна качает море.
Прилив. Отлив...
Качает наше горе
На лодке рифм.

Я рифмами обманут
И потому спасен,
Качаются лиманы,
И душен сон.

Небольшие известные стихи русской советской поэтессы Маргариты Алигер

И все-таки настаиваю я...
Маргарита Алигер
И все-таки настаиваю я,
И все-таки настаивает разум:
Виновна ли змея в том, что она змея,
Иль дикобраз, рожденный дикобразом?
Или верблюд двугорбый, наконец?
Иль некий монстр в государстве неком?
Но виноват подлец, что он - подлец.
Он все-таки родился человеком!
Двое

Памяти Феди Добровольского

Мы продолжаем жить.
Мы читаем или пишем стихи.
Мы разглядываем красивых женщин,
улыбающихся миру с обложки
иллюстрированных журналов.
Мы обдумываем своих друзей,
возвращаясь через весь город
в полузамерзшем и дрожащем трамвае:
мы продолжаем жить.

1960

Страницы