Иван Крылов стихи

Волк и ягненок

У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в Истории мы тьму примеров слышим,
   Но мы Истории не пишем;
  А вот о том как в Баснях говорят.

Бочка

Приятель своего приятеля просил,
Чтоб Бочкою его дни на три он ссудил.
   Услуга в дружбе — вещь святая!
Вот, если б дело шло о деньгах, речь иная:
Тут дружба в сторону, и можно б отказать;
   А Бочки для чего не дать?
Как возвратилася она, тогда опять
   Возить в ней стали воду.
И всё бы хорошо, да худо только в том:
Та Бочка для вина брана откупщиком,
И настоялась так в два дни она вином,
  Что винный дух пошел от ней во всем:
Квас, пиво ли сварят, ну даже и в съестном.
   Хозяин бился с ней близ году:

Осел и соловей

   Осел увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище:
    Хотел бы очень я
  Сам посудить, твое услышав пенье,
  Велико ль подлинно твое уменье?»
Тут Соловей являть свое искусство стал:
    Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
   То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
    Внимало всё тогда
   Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,

Механик

Какой-то молодец купил огромный дом,
Дом, правда, дедовский, но строенный на-славу:
И прочность, и уют, всё было в доме том,
  И дом бы всем пришел ему по нраву,
    Да только то беды —
Немножко далеко стоял он от воды.
«Ну, что ж», он думает: «в своем добре я властен;
    Так дом мой, как он есть,
Велю машинами к реке я перевесть
(Как видно, молодец механикой был страстен!),
   Лишь сани под него подвесть,
Подрывшись наперед ему под основанье,
  А там уже, изладя на катках,

Госпожа и две служанки

  У Барыни, старушки кропотливой,
   Неугомонной и брюзгливой,
Две были девушки, Служанки, коих часть
  Была с утра и до глубокой ночи,
   Рук не покладывая, прясть.
   Не стало бедным девкам мочи:
   Им будни, праздник — всё равно;
   Нет угомона на старуху:
Днем перевесть она не даст за пряжей духу;
Зарей, где спят еще, а уж у них давно
   Пошло плясать веретено.
Быть может, иногда б старуха опоздала:
  Да в доме том проклятый был петух:
   Лишь он вспоет — старуха встала,

Клеветник и змея

   Напрасно про бесов болтают,
Что справедливости совсем они не знают,
А правду тож они нередко наблюдают:
  Я и пример тому здесь приведу.
  По случаю какому-то, в аду
Змея с Клеветником в торжественном ходу
Друг другу первенства оставить не хотели
     И зашумели,
Кому из них итти приличней наперед?
А в аде первенство, известно, тот берет,
  Кто ближнему наделал больше бед.
  Так в споре сем и жарком и не малом
   Перед Змеею Клеветник
    Свой выставлял язык,
А перед ним Змея своим хвалилась жалом;

Обезьяны

Когда перенимать с умом, тогда не чудо
   И пользу от того сыскать;
   А без ума перенимать,
   И боже сохрани, как худо!
Я приведу пример тому из дальних стран.
   Кто Обезьян видал, те знают,
   Как жадно всё они перенимают.
  Так в Африке, где много Обезьян,
   Их стая целая сидела
По сучьям, по ветвям на дереве густом
  И на ловца украдкою глядела,
Как по траве в сетях катался он кругом.
Подруга каждая тут тихо толк подругу,
    И шепчут все друг другу:
   «Смотрите-ка на удальца;

Волк на псарне

  Волк, ночью, думая залезть в овчарню,
     Попал на псарню.
   Поднялся вдруг весь псарный двор.
  Почуя серого так близко забияку,
Псы залились в хлевах и рвутся вон на драку;.
  Псари кричат: «Ахти, ребята, вор!»
   И вмиг ворота на запор;
   В минуту псарня стала адом.
    Бегут: иной с дубьем,
     Иной с ружьем.
  «Огня!» — кричат: «огня!» Пришли с огнем.
  Мой Волк сидит, прижавшись в угол задом.
Зубами щелкая и ощетиня шерсть,
Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть;

Откупщик и сапожник

Богатый Откупщик в хоромах пышных жил,
    Ел сладко, вкусно пил;
  По всякий день давал пиры, банкеты,
   Сокровищ у него нет сметы.
В дому сластей и вин, чего ни пожелай:
   Всего с избытком, через край.
И, словом, кажется, в его хоромах рай.
   Одним лишь Откупщик страдает,
    Что он не досыпает.
  Уж божьего ль боится он суда,
   Иль, просто, трусит разориться:
Да только всё ему не крепко как-то спится.
   А сверх того, хоть иногда
Он вздремлет на заре, так новая беда:

Страницы