Иван Андреевич Крылов

Василек

   В глуши расцветший Василек
Вдруг захирел, завял почти до половины,
  И, голову склоня на стебелек,
   Уныло ждал своей кончины;
Зефиру между тем он жалобно шептал:
  «Ах, если бы скорее день настал,
И солнце красное поля здесь осветило,
Быть может, и меня оно бы оживило?» —
    «Уж как ты прост, мой друг!»
   Ему сказал, вблизи копаясь, жук:
«Неужли солнышку лишь только и заботы,
Чтобы смотреть, как ты растешь,
   И вянешь ты, или цветешь?
Поверь, что у него ни время, ни охоты
     На это нет.

Мор зверей

Лютейший бич небес, природы ужас — мор
  Свирепствует в лесах. Уныли звери;
   В ад распахнулись настежь двери:
Смерть рыщет по полям, по рвам, по высям гор:
Везде разметаны ее свирепства жертвы:
Неумолимая, как сено косит их,
   А те, которые в живых,
Смерть видя на носу, чуть бродят полумертвы:
   Перевернул совсем их страх,
Те ж звери, да не те в великих столь бедах:
Не давит волк овец и смирен, как монах;
Мир курам дав, лиса постится в подземелье:
   Им и еда на ум нейдет.

Обоз

    С горшками шел Обоз,
  И надобно с крутой горы спускаться.
Вот, на горе других оставя дожидаться,
Хозяин стал сводить легонько первый воз.
Конь добрый на крестце почти его понес,
   Катиться возу не давая;
   А лошадь сверху, молодая.
Ругает бедного коня за каждый шаг:
   «Ай, конь хваленый, то́-то диво!
   Смотрите: лепится, как рак;
Вот чуть не зацепил за камень; косо! криво!
   Смелее! Вот толчок опять.
   А тут бы влево лишь принять.
  Какой осел! Добро бы было в гору,
    Или в ночную пору;

Огородник и философ

Весной в своих грядах так рылся Огородник,
  Как будто бы хотел он вырыть клад:
   Мужик ретивый был работник,
    И дюж, и свеж на взгляд;
Под огурцы одни он взрыл с полсотни гряд.
  Двор обо двор с ним жил охотник
   До огородов и садов,
Великий краснобай, названный друг природы,
   Недоученный Филосо́ф,
Который лишь из книг болтал про огороды.
Однако ж, за своим он вздумал сам ходить
   И тоже огурцы садить;
  А между тем смеялся так соседу:
   «Сосед, как хочешь ты потей,
   А я с работою моей

Скворец

   У всякого талант есть свой:
Но часто, на успех прельщаяся чужой,
   Хватается за то иной,
    В чем он совсем не годен.
    А мой совет такой:
   Берись за то, к чему ты сроден,
Коль хочешь, чтоб в делах успешный был конец.

Мышь и крыса

«Соседка, слышала ль ты добрую молву?»
   Вбежавши, Крысе Мышь сказала —
«Ведь кошка, говорят, попалась в когти льву?
  Вот отдохнуть и нам пора настала!» —
    «Не радуйся, мой свет»,
   Ей Крыса говорит в ответ:
   «И не надейся попустому!
   Коль до когтей у них дойдет,
   То, верно, льву не быть живому:
   Сильнее кошки зверя нет!»

Хмель

   Хмель выбежал на огороде
  И вкруг сухой тычинки виться стал;
А в поле близко дуб молоденький стоял.
  «Что́ в этом пользы есть уроде,
   Да и во всей его породе?»
  Так про дубок тычинке Хмель жужжал.
   «Ну, как его сравнить с тобою?
Ты барыня пред ним одной лишь прямизною.
   Хоть листьем, правда, он одет,
   Да что за жесткость, что за цвет!
   За что́ его земля питает?»
  Меж тем едва неделя протекает,
Хозяин на дрова тычинку ту сломил,
  А в огород дубок пересадил.

Охотник

Как часто говорят в делах: еще успею.
   Но надобно признаться в том,
Что это говорят, спросяся не с умом,
    А с леностью своею.
Итак, коль дело есть, скорей его кончай,
Иль после на себя ропщи, не на случа́й,
Когда оно тебя застанет невзначай.
На это басню вам скажу я, как умею.

Роща и огонь

   С разбором выбирай друзей.
Когда корысть себя личиной дружбы кроет,—
   Она тебе лишь яму роет.
Чтоб эту истину понять еще ясней,
  Послушай басеньки моей.

Собачья дружба

      У кухни под окном
На солнышке Полкан с Барбосом, лежа, грелись.
    Хоть у ворот перед двором
   Пристойнее б стеречь им было дом;
    Но как они уж понаелись —
    И вежливые ж псы притом
    Ни на кого не лают днем —
Так рассуждать они пустилися вдвоем
О всякой всячине: о их собачьей службе,
   О худе, о добре и, наконец, о дружбе.
   «Что может», говорит Полкан: «приятней быть,
    Как с другом сердце к сердцу жить;
   Во всем оказывать взаимную услугу;
    Не спить без друга и не съесть,

Страницы