Стихи про лес

Сохнет стаявшая глина...

Сохнет стаявшая глина,
На сугорьях гниль опенок.
Пляшет ветер по равнинам,
Рыжий ласковый осленок.

Пахнет вербой и смолою,
Синь то дремлет, то вздыхает.
У лесного аналоя
Воробей псалтырь читает.

Прошлогодний лист в овраге
Средь кустов, как ворох меди.
Кто-то в солнечной сермяге
На осленке рыжем едет.

Прядь волос нежней кудели,
Но лицо его туманно.
Никнут сосны, никнут ели
И кричат ему: «Осанна!»

Как неожиданно и ярко...

Как неожиданно и ярко,
На влажной неба синеве,
Воздушная воздвиглась арка
В своем минутном торжестве!
Один конец в леса вонзила,
Другим за облака ушла —
Она полнеба обхватила
И в высоте изнемогла.
О, в этом радужном виденье
Какая нега для очей!
Оно дано нам на мгновенье,
Лови его — лови скорей!
Смотри — оно уж побледнело,
Еще минута, две — и что ж?
Ушло, как то уйдет всецело,
Чем ты и дышишь и живешь.

Трус

В меру
   и черны́ и русы,
пряча взгляды,
      пряча вкусы,
боком,
   тенью,
      в стороне, —
пресмыкаются тру́сы
в славной
     смелыми
            стране.
Каждый зав
        для труса —
           туз.
Даже
     от его родни
опускает глазки трус
и уходит
      в воротник.
Влип
     в бумажки
         парой глаз,
ног
  поджаты циркуля:
«Схорониться б
         за приказ…
Спрятаться б
         за циркуляр…»

Обвеян вещею дремотой...

Обвеян вещею дремотой,
Полураздетый лес грустит…
Из летних листьев разве сотый,
Блестя осенней позолотой,
Еще на ветви шелестит.
Гляжу с участьем умиленным,
Когда, пробившись из-за туч,
Вдруг по деревьям испещренным,
С их ветхим листьем изнуренным,
Молниевидный брызнет луч.
Как увядающее мило!
Какая прелесть в нем для нас,
Когда, что так цвело и жило,
Теперь, так немощно и хило,
В последний улыбнется раз!..

На лесной дороге

По дороге встречный странник,
В сером, рваном армяке,
Кто ты? может быть, избранник,
Бога ищущий в тоске?

Иль безвестный проходящий,
Раздружившийся с трудом,
Божьим именем просящий
Подаянья под окном?

Иль, тая свои надежды,
Ты безлунной ночи ждешь,
Под полой простой одежды
Пронося разбойный нож?

Как узнать? мы оба скроем
Наши мысли и мечты.
Лишь на миг мелькнут обоим
Те ж дорожные кусты,

Баллада о буланом пенсионере

Среди пахучей луговой травы
Недвижный он стоит, как изваянье,
Стоит, не подымая головы,
Сквозь дрёму слыша птичье щебетанье.

Цветы, ручьи… Ему-то что за дело!
Он слишком стар, чтоб радоваться им:
Облезла грива, морда поседела,
Губа отвисла, взгляд подёрнул дым…

Трудился он, покуда были силы,
Пока однажды, посреди дороги,
Не подкачали старческие жилы,
Не подвели натруженные ноги.

1957 г.

Два голоса

–Ночь, сынок, непроглядная,
А дорога глуха…

–Троеперого знахарю
Я отнес петуха.

–Лес, дремучий, разбойничий,
Темен с давних времен…

–Нож булатный за пазухой
Горячо наточен!

–Реки быстры и холодны,
Перевозчики спят…

–За рекой ветер высушит
Мой нехитрый наряд!

–А когда же мне, дитятко,
Ко двору тебя ждать?

–Уж давай мы как следует
Попрощаемся, мать!

23.VII.12

По лесу леший кричит на сову...

По лесу леший кричит на сову,
Прячутся мошки от птичек в траву.
                      Ау!

Спит медведиха, и чудится ей:
Колет охотник острогой детей.
                      Ау!

Плачет она и трясет головой:
—Детушки-дети, идите домой.
                      Ау!

Звонкое эхо кричит в синеву:
—Эй ты, откликнись, кого я зову!
                      Ау!

Когда кругом безмолвен лес дремучий...

Когда кругом безмолвен лес дремучий
    И вечер тих;
Когда невольно просится певучий
    Из сердца стих;
Когда упрек мне шепчет шелест нивы
    Иль шум дерев;
Когда кипит во мне нетерпеливо
    Правдивый гнев;
Когда вся жизнь моя покрыта тьмою
    Тяжелых туч;
Когда вдали мелькнет передо мною
    Надежды луч;
Средь суеты мирского развлеченья,
    Среди забот,
Моя душа в надежде и в сомненье
    Тебя зовет;
И трудно мне умом понять разлуку,
    Ты так близка,

Осень. Чащи леса...

Осень. Чащи леса.
Мох сухих болот.
Озеро белесо.
Бледен небосвод.

Отцвели кувшинки,
и шафран отцвел.
Выбиты тропинки,
лес и пуст, и гол.

Только ты красива,
хоть давно суха,
в кочках у залива
старая ольха.

Женственно глядишься
в воду в полусне—
и засеребришься
прежде всех к весне.

Страницы